Минимальный платеж РАО-ВОИС

Содержание
  1. Сколько РАО забирает из авторского вознаграждения себе
  2. РАО, ВОИС, РСП — криминальная троица
  3. Защита авторских прав в России
  4. Предназначение РАО
  5. Что будет за исполнение нелицензионной музыки в кафе и ресторанах
  6. Скандалы с участием РАО
  7. Отличие РАО от ВОИС
  8. Налог на болванки
  9. Как РАО обманывает авторов
  10. Уголовные дела против сотрудников РАО
  11. Сколько РАО оставляет себе
  12. Отчисления за публичное исполнение фонограмм или любой труд должен быть вознагражден
  13. По порядку
  14. Что понимается под «фонограммой» и «публичным исполнением фонограмм»?
  15. Необходимо ли получать разрешение на публичное исполнение фонограмм?
  16. Кому платить вознаграждение? Что такое ВОИС? РАО и ВОИС – в чем разница?
  17. Размер и распределение полученного вознаграждения
  18. Ответственность за бездоговорное публичное исполнение фонограмм
  19. Как правообладатели узнают, что вы нарушили их права?
  20. Судебная практика
  21. Недолго музыка играла. РАО и ВОИС шлют письма калужским предпринимателям
  22. Платить нужно двум организациям
  23. Сколько нужно платить?
  24. А можно не платить?
  25. Как вообще РАО узнает о том, что в заведении незаконно играет музыка?
  26. Звенья одной цепи

Сколько РАО забирает из авторского вознаграждения себе

Минимальный платеж РАО-ВОИС

Два года назад убили директора «Российской фонографической ассоциации» Вадима Ботнарюка. Его компания занималась охраной авторских прав, а не торговала нефтью или автомобилями, но оказалось, что это дело тоже опасное.

РАО, ВОИС, РСП — криминальная троица

После убийства Ботнарюка его компания практически ушла с рынка. Сейчас сбором денег с баров и ресторанов, где исполняются музыка и песни, занимаются Российское авторское общество (РАО) и Всероссийская организация интеллектуальной собственности (ВОИС).

На прошлой неделе их дочерняя структура — Российский союз правообладателей (РСП) — получила право освоить еще финансовый поток покрупнее: сборы с производителей и импортеров электроники и чистых носителей данных. Это как минимум $100 млн в год.

До авторов песен и фильмов может дойти только 15% этой суммы. А может, и вообще ничего.

Защита авторских прав в России

До 2008 года защитой авторских прав в России занимались все, но толком — никто. Правовую революцию совершила четвертая часть Гражданского кодекса.

В ней детально описывалось, как надо собирать деньги за публичное воспроизведение музыки, фильмов и других фонограмм и кто это должен делать.

Законодательство приспосабливали к нормам ВТО: США, страдавшие от российского пиратства, грозились не пустить Россию в организацию, если она не будет защищать интеллектуальную собственность.

Предназначение РАО

Но механизм получился замысловатый. Чиновники сами не взялись контролировать все концертные площадки. Эту функцию по конкурсу получили специально аккредитованные организации, у которых есть стимул: часть сборов они оставляют себе.

В конце концов все наладилось: каждое объединение определило для себя фронт работы.

К примеру, созданное еще в 1993 году Российское авторское общество стало собирать дань с театров, концертных площадок, ресторанов и отдавать эти деньги тем, кто написал песни.

А в прошлый понедельник Росохранкультуры определила, кто будет контролировать взимание налога с электроники и носителей информации. По данным источников Newsweek, им стал Российский союз правообладателей.

Среди его учредителей те же РАО и ВОИС, а также Союз кинематографистов Никиты Михалкова, который уже несколько лет выступает за введение антипиратского налога с импортных носителей информации. Пока все защитники авторских прав будут распределять около 6,5 млрд рублей в год.

А ведь сейчас сборы платят далеко не все, и через несколько лет эта сумма может вырасти в несколько раз. На что пойдут эти деньги?

Что будет за исполнение нелицензионной музыки в кафе и ресторанах

Как только в 2008–2009 годах РАО и ВОИС получили государственную аккредитацию, по барам, ресторанам и гостиницам начали ходить «авторские» патрули и проверять, какая играет музыка и отчисляется ли за ее исполнение авторский сбор. Как правило, владельцы этого не делали, но чтобы не доводить дело до суда, соглашались подписать договор.

В Оренбурге произошел курьезный случай. Инспекция РАО наведалась в рок-бар Underground. Услышав песню «Время, назад!» группы «Сплин», выписала штраф за нарушение. Лидер группы Александр Васильев написал для владельцев бара разрешение: использовать песню до тех пор, «пока Вселенная не начнет сжиматься». От штрафа бар спасли.

Но договор с РАО все равно пришлось заключить.

Скандалы с участием РАО

Больше всего достается организаторам концертов. Кроме гонорара артистам, им приходится платить и РАО, которое потом так же выплачивает вознаграждение исполнителям. Такая история произошла с концертом Андрея Макаревича в Оренбурге в 2009 году.

После его выступления организаторам пришлось заплатить и РАО. «Когда Макаревич играет концерт, он исполняет песни, автором которых является не только он. Но даже за его песни, помимо гонорара, ему полагается и авторский сбор.

Таков закон и мировая практика», — объясняет гендиректор ВОИС Андрей Кричевский.

Отличие РАО от ВОИС

РАО занимается сбором и защитой авторских прав, то есть тех, кто непосредственно написал произведение. Созданная РАО дочерняя организация ВОИС работает на рынке смежных прав. То есть распределяет выплаты между исполнителями и изготовителями фонограмм.

Два года назад в состав совета ВОИС вошел бывший министр культуры Александр Соколов. Его появление в организации связывают с очень выгодным для ВОИС контрактом.

С 2009 года РЖД перечисляют ВОИС и РАО по $7,2 млн — это за всю музыку, которая звучит в поездах и на вокзалах.

«Люди поняли, что за использование авторских произведений надо платить», — заключает Александр Логвиненко, гендиректор «Равноправного фонографического альянса», бывшей «Российской фонографической ассоциации». Постепенно многие крупные компании — ретейловые сети, гостиницы — заключили договор с РАО и ВОИС.

И стали отчислять каждый месяц небольшие суммы. В среднем это около 120 рублей со стула в кафе, рассказывает Логвиненко. На радио и телевидении действуют другие расценки. Но они тоже не обременительны — около 1,5% от суммы рекламных доходов.

Методики, по которым рассчитывают сборы, составляют сами авторские общества.

Налог на болванки

Российский союз правообладателей, созданный при участии РАО, ВОИС и Союза кинематографистов Никиты Михалкова, рассчитывает в первый год работы получить с импортеров электроники и носителей около $100 млн — если, конечно, таможенники помогут. РСП предлагает впускать товар в Россию только в том случае, если импортер оплатит авторский сбор — 1% стоимости. Правда, величина сбора еще должна быть утверждена специальным решением правительства.

Сами импортеры не в восторге. Повышение цены на 1,18% (авторский сбор плюс НДС), конечно, не будет заметно. «Но так можно все что угодно обложить налогом в 1%.

И кто-то на этот 1% будет хорошо жить», — говорит генеральный директор «Евросети» Александр Малис. Фактически вводится новый налог. «Но налоги взимает государство.

Я бы понял, если бы государство эти деньги направило на поддержку авторов. А так эти деньги пойдут организации», — отмечает Малис.

Его опасения не безосновательны. РСП действительно будет жить неплохо. По уставу, организация может тратить до 25% сборов на обеспечение своей деятельности. А это уже $25 млн в год.

Кроме того, до 60% может быть направлено в специальный фонд, который займется «поддержкой национальной культуры». Что это будет за фонд, кто его будет контролировать и как распределять средства — неизвестно.

«Если правообладатели, учредившие РСП, решат, что это надо сделать, — фонд будет создан», — говорит Кричевский.

Авторов это также беспокоит. «Я не знаю, как будет построен механизм распределения, — рассказывает писатель Григорий Остер. — Это такая яма, куда будут стекаться деньги». А вот получат ли что-то из этой «ямы» авторы, он не уверен.

Как РАО обманывает авторов

Действительно, бизнес на авторских правах прозрачностью никогда не отличался. РАО было создано с одобрения Бориса Ельцина еще в 1993 году. Авторские сборы — относительно легкий и прибыльный бизнес, и за эти деньги развернулась настоящая война.

Поскольку РАО в те времена была единственным защитником авторских прав, битва шла за пост ее директора. Занять его хотел предприниматель Ахмед Тагибов, вошедший в правление общества в 1994 году, и его конкуренты — семья Федотовых. Вера Федотова была начальником отдела валютного контроля РАО.

Потом в эту же организацию был устроен ее сын — Сергей Федотов. В 1999 году Тагибов устранили с поля боя практиковавшимся тогда способом: его арестовали по подозрению в вымогательстве средств у руководителя РАО Владимира Твердовского, а при задержании нашли героин.

Сейчас Тагибов уверен, что его заказали бывшие коллеги, а наркотики просто подбросили. В тюрьме он провел 10 месяцев. В 2000 году его обменяли на пятерых российских солдат, находившихся в чеченском плену. Тагибов сегодня достаточно откровенно рассказывает, как делались дела в конце 1990-х.

По его словам, $25 млн, поступивших тогда от правительства в счет выплаты гонорарам западным авторам за исполненные в России произведения, в итоге просто исчезли.

Уголовные дела против сотрудников РАО

В 2008 году против РАО — с 2002 года общество возглавил Сергей Федотов — было возбуждено уголовное дело. Тагибов рассказывает, что Федотовы вывели из состава общества музыкальное издательство «ММИ Гармония» и оформили его на себя. «Да, было возбуждено уголовное дело, полагаю, что его инициатором был господин Тагибов.

Но оно было прекращено в связи с отсутствием состава преступления», — уточняет Кричевский. Действительно, ООО «ММИ Гармония» было выделено по решению РАО, а потом часть издательства продали частным лицам, чтобы получить деньги на развитие. «При этом якобы был похищен нотный архив.

Следствие удостоверилось, что он не похищен, а находится в РАО до сих пор», — говорит Кричевский.

Сколько РАО оставляет себе

Эксперты на рынке считают, что и со своими основными обязанностями защитники авторских прав справляются плохо. То есть собирать деньги они научились, а вот с распределением гораздо хуже. Есть несколько способов обмануть авторов. Во-первых, просто не поставить в известность о том, что деньги для них собраны.

Через три года автор их уже и не получит — прошел срок давности. Во-вторых, можно выделять деньги не тем исполнителям, кто на самом деле их заработал. Ведь далеко не все рестораны ведут статистику — какие песни звучали в течение месяца.

Если таких данных нет, то ресторан просто отчисляет некую сумму, а сколько получит Леди Гага, а сколько какая-нибудь звезда российского шансона, определяет РАО или, если речь идет об исполнителях чужих произведений, ВОИС. Впрочем, Кричевский подчеркивает, что есть объективная методика.

Часть площадок все-таки дают статистику, и можно понять, чьи записи сейчас входят в топ. Анонимные деньги распределяются пропорционально между 120 самыми популярными фонограммами. И, наконец, есть схема прямого обмана. Можно просто придумать авторов и перечислять им деньги за никогда не написанные песни.

«Мне кажется, что большинство таких авторов имеют прописку на Северном Кавказе», — шутит один из экспертов. Когда деньги начнут собирать с пустых дисков, встанет та же проблема распределения. «Как будут определять, на скольких дисках, ввезенных в Россию, будут записаны мои произведения или произведения Эдуарда Успенского?» — недоумевает Остер.

Источник: https://liberatum.ru/news/potrebiteli-zaplatyat-nalog-na-zashchitu-avtorskikh-prav-bolshuyu-chast-deneg-avtory-ne-polucha

Отчисления за публичное исполнение фонограмм или любой труд должен быть вознагражден

Минимальный платеж РАО-ВОИС

Недавно, к нам обратились наши клиенты с просьбой о помощи. Cуть заключалась в следующем: на имя генерального директора ООО пришло официальное уведомление от Всероссийской Организации Интеллектуальной Собственности (далее по тексту – ВОИС) о необходимости заключения с ними договора на выплату вознаграждения за публичное исполнение фонограмм, опубликованных в коммерческих целях.

Клиент хотел понять, что это за «зверь» и откуда у него такие полномочия? Как с ним бороться, а главное, стоит ли? Разбирается юрист Rush Agency — Мария Скрипова.

По порядку

Рестораны, торговые площадки или в принципе любые предприятия сферы развлечений не представляют свою деятельность без музыкального сопровождения. Но не все так просто, в частности, за публичное исполнение фонограмм, опубликованных в коммерческих целях придется заплатить.

Что понимается под «фонограммой» и «публичным исполнением фонограмм»?

По смыслу пп.2 п.1 ст.1304 ГК РФ «фонограммой» является любая исключительно звуковая запись исполнений или иных звуков либо их отображений, за исключением звуковой записи, включенной в аудиовизуальное произведение. А в соответствии с пп.8 п.2 ст.

1307 ГК РФ «публичное исполнение записи исполнения» – это любое сообщение записи с помощью технических средств в месте, открытом для свободного посещения, или в месте, где присутствует значительное число лиц, не принадлежащих к обычному кругу семьи, независимо от того, воспринимается запись в месте ее сообщения или в другом месте одновременно с ее сообщением.

Необходимо ли получать разрешение на публичное исполнение фонограмм?

Несмотря на то, что исполнения и фонограммы в соответствии со ст. 1225 ГК РФ являются охраняемыми законом объектами интеллектуальных прав и по общему правилу ГК РФ устанавливает запрет на использование результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации без согласия правообладателя, в п.1 ст.

1326 ГК РФ предусмотрено исключение, а именно: «публичное исполнение фонограммы, опубликованной в коммерческих целях», а также ее сообщение в эфир или по кабелю допускается без разрешения обладателя исключительного права на фонограмму и обладателя исключительного права на зафиксированное в этой фонограмме исполнение, но с выплатой им вознаграждения.»

Следовательно, разрешение на публичное исполнение фонограмм не требуется, но заплатить вознаграждение правообладателям придется.

Кому платить вознаграждение? Что такое ВОИС? РАО и ВОИС – в чем разница?

Законодатель наделяет такими полномочиями аккредитованную организацию по управлению коллективными правами – ВОИС. (в случае с коллективным управлением авторскими правами аккредитованной организацией является Российское Авторское Общество – далее по тексту – РАО).

Статьей 1242 ГК РФ предусмотрена возможность создания основанных на членстве некоммерческих организаций, способствующих реализации авторских и смежных прав, когда их осуществление обладателями авторских и смежных прав в индивидуальном порядке затруднено или в случаях, когда ГК РФ допускает использование объектов авторских и смежных прав без согласия обладателей соответствующих прав, но с выплатой им вознаграждения.

ВОИС – является примером организации, созданной для практической реализации смежных прав* исполнителей и изготовителей фонограмм. К тому же, с 2009 года ВОИС имеет государственную аккредитацию, предусмотренную ст. 1244 ГК РФ, а именно по пп. 5-6 п. 1 ст. 1244 ГК РФ, а значит и широкий спектр полномочий, в пределах, установленных законодательством РФ.

Следует отметить, что наличие государственной аккредитации у ВОИС не исключает возможности создания подобных организаций, которые напрямую сотрудничают с правообладателями и осуществляют коллективное управление их смежными правами.

Но! В силу ГК РФ, ВОИС в отличие от других организаций может представлять в судах интересы неопределенного круга правообладателей. Для этого ей не требуется заключать договоры напрямую с каждым из них.

Актуальным остается вопрос о том: кому платить – РАО или ВОИС? Ответ тут очень прост – и тем и другим. Заключать договоры нужно с двумя организациями, т.к.

РАО осуществляет коллективное управление правами авторов произведений, а ВОИС правами исполнителей и изготовителей фонограмм.

В нашем случае, речь идет о получении уведомления от ВОИС в части публичного исполнения фонограмм, но это абсолютно не говорит о том, что при заключении договора с ВОИС вы освобождаетесь от уплаты вознаграждения авторам используемых вами произведений.

*Смежные права – интеллектуальные права на результаты исполнительской деятельности (исполнения), на фонограммы, на сообщение в эфир или по кабелю радио- и телепередач (вещание организаций эфирного и кабельного вещания), на содержание баз данных, а также на произведения науки, литературы и искусства, впервые обнародованные после их перехода в общественное достояние (легальное определение смежных с авторскими прав дается в п.1 ст.1303 ГК РФ).

Размер и распределение полученного вознаграждения

Чтобы избежать ответственности за нарушение законодательства в этой сфере, пользователю (тот, кто публично исполняет фонограммы) после получения подобного уведомления необходимо заключить договор с ВОИС.

Именно в договоре прописываются сроки выплаты и размер вознаграждения, который по большей части зависит от специфики бизнеса и может включать в себя как основные, так и дополнительные платежи, порядок и сроки предоставления отчетности пользователя об использовании фонограмм.

Образцы договоров и полный перечень ставок для расчета вознаграждений находится в открытом доступе на официальном сайте ВОИС.

При определении размера вознаграждения ВОИС принимает во внимание критерии, установленные в п.4 «Правил сбора, распределения и выплаты вознаграждения исполнителям и изготовителям фонограмм за использование фонограмм, опубликованных в коммерческих целях», утвержденных Постановлением Правительства РФ от 29.12.2007 № 988, а именно:

  1. минимальные ставки авторского вознаграждения за публичное исполнение произведений и за сообщение произведений в эфир, а также за сообщение произведений по кабелю;
  2. является ли использование фонограмм основным видом деятельности для плательщика или не является;
  3. платность или бесплатность входа для слушателей (посетителей);
  4. размер вознаграждения, который при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за аналогичное использование фонограмм, в том числе за рубежом.

Что касается распределения полученного вознаграждения, то данные полномочия так же возложены на ВОИС:

  1. 50% выплачивается исполнителям,
  2. оставшиеся 50% – изготовителям фонограмм.

При этом, между конкретными исполнителями и изготовителями фонограмм вознаграждение разделяется пропорционально фактическому использованию соответствующих фонограмм.

Ответственность за бездоговорное публичное исполнение фонограмм

В ч.1 ст.7.

12 Кодекса об Административных правонарушениях РФ (далее по тексту – КОАП РФ) предусмотрена ответственность за нарушение авторских и смежных прав, а именно: «ввоз, продажа, сдача в прокат или иное незаконное использование экземпляров произведений или фонограмм в целях извлечения дохода в случаях, если экземпляры произведений или фонограмм являются контрафактными в соответствии с законодательством Российской Федерации об авторском праве и смежных правах либо на экземплярах произведений или фонограмм указана ложная информация об их изготовителях, о местах их производства, а также об обладателях авторских и смежных прав, а равно иное нарушение авторских и смежных прав в целях извлечения дохода», которая влечет наложение административного штрафа:

  1. на физических лиц от 1 500 до 2 000 рублей с конфискацией контрафактных экземпляров произведений и фонограмм, а также материалов и оборудования, используемых для их воспроизведения, и иных орудий совершения административного правонарушения;
  2. на должностных лиц – от 10 000 до 20 000 рублей с конфискацией контрафактных экземпляров произведений и фонограмм, а также материалов и оборудования, используемых для их воспроизведения, и иных орудий совершения административного правонарушения;
  3. на юридических лиц – от 30 000 до 40 000 рублей с конфискацией контрафактных экземпляров произведений и фонограмм, а также материалов и оборудования, используемых для их воспроизведения, и иных орудий совершения административного правонарушения.

Важно! Даже в случае, если основной целью публичного использования фонограммы не является получение прибыли (иными словами, пользователь не берет плату за вход в свое заведение), то заплатить штраф все равно придется. На этот счет ВОИС дает разъяснение, что неполучение прибыли из использования фонограмм не освобождает от ответственности по ч.1 ст.7.12 КОАП РФ.

Но и это еще не все. ГК РФ регламентирует ответственность за нарушение исключительного права на объекты смежных прав. Правообладатель может потребовать от нарушителя компенсацию в размере:

  1. от 10 000 рублей до 5 000 000 рублей, определяемом по усмотрению суда;
  2. в двукратном размере стоимости экземпляров фонограммы или в двукратном размере стоимости права использования объектов смежных прав, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование такого объекта.

Важно! Нужно иметь в виду, что привлечение к административной ответственности не исключает наступления гражданско-правовой.

А это значит, что помимо штрафа и конфискации контрафактных экземпляров произведений и фонограмм, а также материалов и оборудования, используемых для их воспроизведения, вы можете стать ответчиком по делу, связанному с выплатой компенсации правообладателю.

Как правообладатели узнают, что вы нарушили их права?

Сложно себе представить, что исполнители и изготовители фонограмм обивают пороги заведений с целью получения вознаграждения за свой труд. А вот тем, что к нарушителям наведываются представители ВОИС с предложением о заключении договора уже никого не удивить.

В случае, если заведение не идет на так называемый «контакт» и не имеет договоров с другими аналогичными организациями, то ВОИС, как правило, поступает следующим образом: подает иск в суд о взыскании компенсации в пользу правообладателя и/или же передает информацию в правоохранительные органы, а те в свою очередь, фиксируют факт нарушения и направляют материалы в суд для привлечения к ответственности по ч.1 ст.7.12 КОАП РФ.

Судебная практика

1) Административная ответственность.

Например, постановление по делу об административном правонарушении № 5-692/2017 Серпуховского городского суда МО от 28 ноября 2017 года.

Юридическое лицо, являющееся рестораном, проигрывало в своем зале фонограммы, не имея договора на выплату вознаграждения правообладателям с ВОИС, за что и было оштрафовано на 30 000 рублей с конфискацией технических средств, с помощью которых осуществлялось неправомерное публичное исполнение фонограмм.

Источник: https://www.rush-agency.ru/blog/article/otchisleniya-za-publichnoe-ispolnenie-fonogramm-ili-ljuboj-trud-dolzhen-byt-voznagrazhden/

Недолго музыка играла. РАО и ВОИС шлют письма калужским предпринимателям

Минимальный платеж РАО-ВОИС

На прошлой неделе сразу несколько калужских заведений общепита получили письма с настойчивым предложением заключить договоры с РАО и ВОИС. ДопОфис объясняет, чем это грозит? и стоит ли связываться.

Суть в том, что любое воспроизведение музыки в помещении, где ведется коммерческая деятельность, является ее коммерческим использованием, а значит за это нужно заплатить правообладателям — авторам музыки и текста, а также исполнителям и лейблам.

Платить нужно двум организациям

Если предприниматель в своем помещении использует радио или телевизор, то он осуществляет использование «результатов интеллектуальной деятельности», которые там транслируются.

По закону, за такое использование положено вознаграждение как авторам произведений, так и обладателям смежных прав. Понятно, что заключить прямые лицензионные договоры со всеми правообладателями предприниматель устанет.

Поэтому оплачивать авторские можно через аккредитованные организации — РАО и ВОИС.

Есть Российское авторское общество (РАО основано в 1993 году Юрием Антоновым, Андреем Вознесенским и другими деятелями культуры) — оно представляет интересы авторов и вправе взимать с предпринимателей вознаграждения в пользу даже тех авторов, у которых нет заключенного с РАО договора управления правами.

А есть всероссийская организация интеллектуальной собственности (ВОИС основана в 2008 году Юрием Антоновым, Сергеем Федотовым, Эдуардом Хилем и др.) — она представляет интересы обладателей смежных прав (правообладателей фонограмм и исполнителей).

Это странная, не всегда логичная система, но она есть, она работает и от нее никак не отвертеться. Общее правило такое: если в помещении, где вы работаете с клиентом (бар, парикмахерская, класс йоги, пышечная и т.д.

) нельзя играть музыку, если у вас нет договора с компанией, представляющей интересы человека, обладающими правами на эту музыку.

Спросите себя, заключали ли вы договор с Российским авторским обществом или другой компанией, защищающей авторские права? Нет? Значит, вам нельзя включать музыку в своем заведении.

Пытливый ум российского предпринимателя тут же начинает искать лазейку, чтобы никому не платить — это нормально, но в целом бесперспективно. В конце концов, представители правообладателей до вас все равно докопаются.

— Ну почему, мы ведь просто включили музыку фоном.  

— Любое воспроизведение музыки в помещении, где ведется коммерческая деятельность, считается коммерческим использованием музыки. И за него надо платить правообладателям.

— Мы ничего не включали, это наш бармен со своего телефона включил.  

— Все равно отвечает заведение.

— Это же просто радио!  

— Радио можно бесплатно слушать в машине или дома. А любое воспроизведение музыки в помещении, где ведется коммерческая деятельность, считается коммерческим использованием музыки. И за него надо платить правообладателям.

— Мы не бар, а парикмахерская.   

— Любое воспроизведение музыки в помещении, где ведется коммерческая деятельность, считается коммерческим использованием музыки. И за него надо платить правообладателям. Просто до вас еще не добрались.

— Я нашел на  канал с музыкой, у которой свободная лицензия!   

— Хороший ход. Особенно, если эта музыка вам нравится. Но, это не гарантирует, что инспектор РАО или одного из компаний-посредников не докопается, и вам не придется доказывать открытость лицензии в суде.

— А я включил не музыку, а просто звуки природы.  

— У записи есть правообладатель, и ему придется заплатить.

— А я сам записал звук дождя на диктофон и теперь включаю.  

— Интересное у вас заведение. Вам ничего не грозит, если инспектор не спутает вашу запись с другой записью звука дождя, у которой есть правообладатель.

— Мы включаем только музыку давно умерших композиторов.  

— Нужно дождаться, чтобы умерли еще и конкретный исполнитель, оркестр, директор лейбла и вообще все, кто может хоть как-то претендовать на какие-либо права.

Важно не то, когда написана музыка, а то, когда сделана конкретная запись.

Неважно, что Модест Мусоргский окончил «Хованщину» в 1872 году, ее все равно нельзя бесплатно проигрывать в пивной, поскольку у всякой записи этой бессмертной оперы, которую вы найдете, есть правообладатель.

— Получается, в ресторанах и кафе вообще нельзя включать музыку?  

— Можно! Но только если вы платите регулярные отчисления в РАО и ВОИС.

Многим российским предпринимателям методы работы РАО кажутся неоправданно агрессивными, а правила размытыми и несовершенными. Но штрафы реальны, а потому большинство бизнесменов регулярно платят РАО отчисления просто чтобы отстали.

— Это как еще один налог, как коммуналка — рассказывает управляющий одного из калужских баров, опасающийся, что РАО читает ДопОфис и потому скрывающий свое имя — Я точно не знаю, всех ли музыкантов, которых мы включаем, представляет РАО, но мы платим РАО и пусть все остальные идут лесом.

Такой подход действительно выглядит самым рациональным, поскольку РАО и т.н. частные компании, специализирующиеся на защите авторских прав, не всегда согласны в том, кто защищает права конкретного исполнителя.

Допустим, бар заключил договор с компанией «х», а проверяющий из РАО говорит: «Нетушки, этого музыканты мы защищаем, а не «х». Дело может кончиться судом, и кто будет платить судебные издержки — большой вопрос.

Исполнитель при этом может быть вообще не в курсе.

Сколько нужно платить?

Стоимость зависит от многих факторов. Учитывается площадь помещения, где звучит музыка, в живую она исполняется или играет запись, берут ли деньги за вход или нет. Есть так же региональный коэффициент, зависящий от численности населения города, где работает заведение, есть и скидки за быстрое реагирование на запросы.

Публичное исполнение музыки с проигрывателя, по информации на сайте РАО, может обойтись обходится от 35 до 60 руб. в месяц с посадочного места, выступление исполнителей — от 75 до 90 руб. с каждого «стула».

Если за вход на концерт со зрителей берут деньги, владельцы заведений должны перечислить РАО также 5% от стоимости билетов. Предусмотрены и дополнительные платежи — например, если музыка играет на банкете или при наличии музыкальных автоматов, бильярдных столов и систем караоке.

ВОИС также берет от 35 до 60 руб. с посадочного места, в отдельных случаях владельцы кафе должны доплачивать.

Узнать о расценках можно здесь.

А можно не платить?

По закону нельзя. На практике, скажем так, платят не за все. Часто владельцы заведений платят РАО фиксированную ставку авторского вознаграждения (1500 рублей в месяц) и не заморачиваются дополнительными платежами за концерты. В общем, тут как со многими вещами в России — можно, пока не поймают.

Штрафы от РАО за незаконное воспроизведение начинаются от 10 тысяч рублей за песню и в теории могут достигать 5 миллионов. Но еще ни разу не достигали.

Как вообще РАО узнает о том, что в заведении незаконно играет музыка?

С помощью «тайных покупателей». У них есть список заведений, подписавших договор с РАО и ВОИС и общий список заведений в городе. Сравнивая один с другим — проверяющий выбирает жертву. Приходит как простой посетитель, записывает музыку на диктофон, потом составляет протокол и присылает письмо с предложением подписать договор. Если ответа нет — подает в суд.

Иногда присылают письма наугад, без всяких записей — увидели, что открылся бар, сразу угрозы. Даже если музыки там нет.

Звенья одной цепи

Положа руку на сердце, мы несколько избалованны пиратской вольницей, царившей в нашей стране с девяностых годов. У многих сложилось впечатление, что музыка, книги, кино, сериалы и т.д. бесплатны.

Это не так, и на протяжении последних лет государство и крупные операторы контента последовательно создают в стране такую систему, при которой правообладатель получает полагающееся ему вознаграждение.

Яндекс убирает из поисковой выдачи сайты с нелегальным контентом, ВК уже подчистил аудиозаписи и вычищает видео. Немудрено, что активизировались и те, кто защищает правообладателей в офлайне.

В СССР за соблюдением авторского права следили очень строго. Все рестораны составляли список песен, которые могут сыграть работающие в этих ресторанах музыканты и четко выплачивали за каждое исполнение.

Спели в ресторане «Гляжу-у-у в озера синие» и бац, Юрию Антонову упала «копеечка», спели два раза — упало две. Если не упала, значит, имел место «левый» концерт, а это уже уголовное дело с реальными сроками.

В современной России обходятся штрафами.

Источник: http://dopoffice.ru/2020/02/05/nedolgo-muzyka-igrala-rao-i-vois-shljut-pisma-kaluzhskim-predprinimateljam/

Ваше право и голос
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: